• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Креатив (список заголовков)
18:37 

На свете жили два поэта...

Святой Ахуил.
Терзаемые творческою пыткой
На свете жили-были два поэта.
Один писал стихи в открытки.
Второй одну другой сменял либретты. 

Один поэт знал наизусть все даты,
Второй - дактиль, хорей, анапест,
Амфибрахий, сменяя ямбом,
Ваял основу музыкальных пьес...

Один поэт жену не мог поздравить,
Ненароком пожелания не срифмовав.
Второй вообще не мог представить
Продаж стихов, на творчество плевав. 

Один поэт - чужак глубоким смыслам.
"В апреле кто родился - наливай и пей"
Сидел до ночи изогнувшись карамыслом, 
Чтобы к утру тираж в печать отдать скорей. 

Второй поэт осознано залазил
Туда, гда даже Ницше не бывал.
Достиг таких глубин своих фантазий, 
Каких Льюис Кэрелл редко достигал. 

И вот однажды встретились случайно, 
В МакДональдс заскочив проведать туалет,
Тоскливым взглядом творчески печальным,
Второй поэт и первый... вроде как поэт... 

Столкнулись вроде как две разные культуры. 
Один, талант продавший подзравлениям за лавэ.
Второй, не терпящий бездарности, халтуры.
Сын деседентов, избежавших КэГэБэ. 

- Под Вашими стихами подписаться
Стремится каждая безграмотная шваль! 
- Зато Вам, судать, так не продаваться. 
Куда ни глянь, а там моя "скрижаль". 

Один поэт взывал к капитализму.
Другой к богатству золотых веков.
И право быть бы катаклизму,
Не появись там Сидор Коренков. 

А Сидор, отслужив исправно,
Пройдя Афган и даже Гудермес.
В макдональдсе являл собой охрану,
Пресеч решил такой эпический замес. 

Отвесил одному поэту в челюсть, 
Тому, что всю страну открыткой завалил.
Второму в глаз - размашисто, не целясь,
Тому что как-то непонятно говорил. 

На Пушке, в луже под бронзовым поэтом.
Сидят они. В говне. С разбитой мордой.
Один ещё вчера писал либретты, 
Другой открытки, поздравительные ноты... 

Мараль истории поверхностна при этом. 
Её довольно просто различить. 
Когда поэт ебет мозги другим поэтам...
В ебло легко всем сразу получить...

(с)


@темы: креатив, мысли вслух

18:37 

На свете жили два поэта...

Святой Ахуил.
Терзаемые творческою пыткой
На свете жили-были два поэта.
Один писал стихи в открытки.
Второй одну другой сменял либретты. 

Один поэт знал наизусть все даты,
Второй - дактиль, хорей, анапест,
Амфибрахий, сменяя ямбом,
Ваял основу музыкальных пьес...

Один поэт жену не мог поздравить,
Ненароком пожелания не срифмовав.
Второй вообще не мог представить
Продаж стихов, на творчество плевав. 

Один поэт - чужак глубоким смыслам.
"В апреле кто родился - наливай и пей"
Сидел до ночи изогнувшись карамыслом, 
Чтобы к утру тираж в печать отдать скорей. 

Второй поэт осознано залазил
Туда, гда даже Ницше не бывал.
Достиг таких глубин своих фантазий, 
Каких Льюис Кэрелл редко достигал. 

И вот однажды встретились случайно, 
В МакДональдс заскочив проведать туалет,
Тоскливым взглядом творчески печальным,
Второй поэт и первый... вроде как поэт... 

Столкнулись вроде как две разные культуры. 
Один, талант продавший подзравлениям за лавэ.
Второй, не терпящий бездарности, халтуры.
Сын деседентов, избежавших КэГэБэ. 

- Под Вашими стихами подписаться
Стремится каждая безграмотная шваль! 
- Зато Вам, судать, так не продаваться. 
Куда ни глянь, а там моя "скрижаль". 

Один поэт взывал к капитализму.
Другой к богатству золотых веков.
И право быть бы катаклизму,
Не появись там Сидор Коренков. 

А Сидор, отслужив исправно,
Пройдя Афган и даже Гудермес.
В макдональдсе являл собой охрану,
Пресеч решил такой эпический замес. 

Отвесил одному поэту в челюсть, 
Тому, что всю страну открыткой завалил.
Второму в глаз - размашисто, не целясь,
Тому что как-то непонятно говорил. 

На Пушке, в луже под бронзовым поэтом.
Сидят они. В говне. С разбитой мордой.
Один ещё вчера писал либретты, 
Другой открытки, поздравительные ноты... 

Мараль истории поверхностна при этом. 
Её довольно просто различить. 
Когда поэт ебет мозги другим поэтам...
В ебло легко всем сразу получить...

(с)


@темы: креатив, мысли вслух

11:38 

Кто-то упорно в поисках порно...

Святой Ахуил.
 Кто-то упорно в поисках порно!
Порно кто ищет - находит беспорно.
Годы проходят. Старость приходит...
Приходит одна... Без порно...

©


@темы: креатив

13:04 

Позитив!

Святой Ахуил.
 
Я весь такой позитивный стоял,
Только вы мне в глаза не смотрели,
Кто-то даже слезы сдержал,
Тишины ведь нарушить не смели.

Только я хохотал, ржал как лошадь,
Улыбался, смеялся, светился лучами,
Только вы сходились на площадь...
Только вы почему-то молчали...

Я шутил... подстрекал иронично
Хорошо! На душе нет печали!
Может шутки восприняли лично?
Почему... как один вы молчали?

Мне взгруснулось с такого настроя,
Я ж не младенец беспечный...
Смех свой сдержу, растопчу, скрою,
Спрячу под камнем навечно...

Вы не верили в радость мою...
Шептали - спи, мол, спокойно...
Только я! Вот! Здесь! Рядом стою!
А кто это лежит... я не помню...

©


@темы: креатив

08:56 

Великий стих!

Святой Ахуил.
Кушал говно,

Но

Удовольствия

Не получал.

Часто грустил,

Скучал,

Любил музыку,

Театр,

Кино,

Но

Ел говно.

(с) Иван Красов... бывший копирайтер, кстати ) 


@темы: креатив

11:10 

Святой Ахуил.
Я покрашу заборы, товарищ Ефрейтор,
Я способен к прополке зубами садов.
Нескончаем заряд у моей батарейки,
Поднимите ночью? И ночью готов! 

Я проспал три часа в обмнимку с подушкой,
Стоя в мороз на плацу под дождем.
Пожарная сирена мне орала на ушко
А я во сне думал: "Ничего подождем!". 

Восемнадцать часов паковал парашюты
Потом марш-бросок до заброшенной базы,
Когда есть два года - не считаешь минуты,
Просто и молча выполняешь приказы. 

Сложно быть патриотом, когда это нужно! 
Когда не тебе, а кому-то в ген. штабе...
Когда хочешь лечь и орать малодушно:
"Отпустите, пожалуйста, к маме и папе!". 

Но когда-то наступит такой день недели, 
Когда командир назовет тебя басом...
И ты в ряду молодцов, что полетели...
Домой... в день ВДВ бить пидорасов!

(с)


@темы: креатив

11:41 

Уходит с работы товарищ полковник

Святой Ахуил.

Уходит с работы товарищ полковник
Довольный уходит и сытый ментяря
Погоны развесил на весь подголовник
Лексуса последнего модельного ряда

К коттеджу приехал с огромным бассейном
Копия точная, ну этого... черного моря
В кровати золотой, как у Хуссейна
Спать лег в предчувствии страшного горя...

На утро проснулся - как всё изменилось.
Квартирка в хрущевке, сортир возле кухни.
Себя ущипнул, но это не снилось. 
Схуднул даже сам, как когда в армии тухли.

Шагнул из подъезда - высокий и статный.
Грудь распирает от к народу любви.
И кто говорил про него, что он жадный?
Как его во взятках упрекать все могли?

Форма наглажена, обувь чиста,
Какарда блестит - образ библейский.
Жизнь началась с нового листа.
Пред нами предстал - господин полицейский!

(с)
 




@темы: креатив

03:42 

Вот и я в полуфинале первентства прозы :))

Святой Ахуил.
Добрался до полуфинала первенства прозы на хх.ру! написал рассказ... уж очень мне он нравится :)) предлагаю к вниманию. Читать внимательно и погружаться в текст - рекомендуется...



"Дождь и Шопенгауэр"  (задание: включить в рассказ на эту тему - любое четверостишье)



Вы знаете автора большинства книг этого мира? Абсолютного количества песен, стихов, научных открытий? Это одиночество! Только в нем кроется идеальное вдохновение. Оно вливает в нас страсть, дает пищу и время для развития зерен идей, которые кто-то посеял в нашем сознании. Люди, их руки, слова… это всё средство, словно перо и чернила, бумага… авторство абсолютного большинства идей принадлежит ему – одиночеству. Кто такая муза? Дева с глазами цвета океана? С округлыми формами? Её появление? Нет, её уход! Отсутствие объекта, к которому можно приложить все наши эмоции толкает нас изливать их на бумагу. Концентрация кроется в одиночестве. Искусство требует сосредоточения. Эмоциональный голод, так хорошо утоляемый прозой, рождается только тогда, когда я один.



«Вы умеете бороться со своими страхами? Вы умеете справляться со своими проблемами? Тогда Вам повезло! Вы научились лгать самому себе!» - написал я и вспомнил самого себя шесть десятков лет назад. Тогда я впервые взял в руки авторучку не для чернильной работы, а чтобы написать, скормить свои эмоции всеядному клочку бумаги. Раз в десять лет я нахожу его – тот самый огрызок пожелтевшего листа, чтобы перечитать. Рука шестнадцатилетнего подростка аккуратным почерком, не зря мне доверяли заполнять школьные журналы, вывела строки:



«- Когда ты вернешься?

- Скоро! 30 февраля!

-…стало быть… никогда».




Незадолго до этого ушел из жизни мой близкий друг. Парню было всего семнадцать, а он уже успел сотворить со своей поджелудочной что-то такое, чтобы получить метастазы в почках. Господи, в те годы мы даже не знали, как это называется. Я чувствовал себя виноватым в том, что не испытываю зверских страданий – нет, мне было грустно, больно – всё же я потерял друга. Но боли было недостаточно, как мне казалось, для такого момента. Я изливал несуществующие страдания на бумагу, пытаясь себя оправдать. Сколько в словах было дутого пафоса, мнимой горечи. Тогда я не понимал главного – в шестнадцать в тебе слишком много жизни, чтобы осознать смерть.



Бородатый психолог, то и дело поглядывающий на карманные часы, утверждал, что нет совершенно ничего плохого в том, что я пытаюсь «выписаться», более того, он предложил мне завести дневник. Переживания, кроящиеся в моих юношеских снах, словно в детском шкафу, были связанны с обидами, которые я глушил, сдерживая в себе, напрасно думая, что таким образом я их побеждаю. Невозможно победить себя, просто отказавшись бороться. В своём дневнике я должен был писать все плохое, что вижу вокруг себя – все обиды, все пакости окружающих, все грязные мысли свои и близких. Профессор думал, что мы разберем их на очередном приеме и поймем причины моей ранимости, но он ошибался. Ранимость сродни слабости. Если ты признаешь, что она есть, значит, ты слаб по определению. Признать значит увидеть. Увидеть значит поверить. Поверить значит сделать реальным. Я оказался сильнее. Я не раскрылся ему. Сложно войти в доверие подростку, которому ты своей демонстрацией золотых часов то и дело показываешь: «Кстати, я тороплюсь, изливайся скорее».



За окном барабанит дождь. Дождь. Когда я буду называть свою книгу, я обязательно придумаю что-нибудь связанное с дождем. Дождь и Одиночество. Можно воздать им по заслугам, как соавторам. Или авторам. Я сам начинаю путаться, это дает знать о себе четвертый бокал виски со льдом. Мне семьдесят шесть. Мой врач кардиолог, наверное, был бы недоволен моим образом жизни, если бы не умер от инфаркта четыре года назад.



Я оказался сильнее своей мнимой слабости. Дневник из лечения перерос в привычку. Из привычки в манию. Из мании в смысл жизни. Я собираю все зло, которое причиняют мне люди - по одному листочку, мелким забористым почерком. Тут есть про каждого, даже эта долбанная привычка профессора поглядывать на часы – бумага не забудет ничего и никого. Начиная с мелких юношеских обид, заканчивая обманом на святом – супружеской изменой. Бумага помнит всё.



«Скупым он слыл,

Но он им не был, нет!

Он просто каждый день курил

По 20 пачек последних сигарет!»




Это единственный листик, написанный чужим почерком в целой библиотеке моих воспоминаний. Это эпиграмма на меня, написанная одним умником с корейскими корнями, не получившим закурить во времена учебы в Бурсе. Нашел я её случайно – записка, гулявшая по аудитории, осталась внутри парты. Как-то мы оказались с ним на одном пароходе. Он вторым помощником, а я замполитом. Я потрудился дать ему «объективную» рекомендацию на повышение в ЦК партии, копию я даже отписал ему с пометкой от руки:



Второй помощник Пак незаменимый

Настолько нужен будет кораблю,

Что старше звания ему не допустимы.

Скучаю по студенчеству. Целую и люблю!




Не подумайте, что я делаю это всё ради мести. Что вы, какая тут месть. Я считаю, что ЭТО - мир самый настоящий, сотканный из грязи, обмана, лживых обещаний, пустых надежд. Надеть на следующее поколение новый слой розовых радужных линз – не есть задача старшего поколения. Юность сама рада справиться с этим. Обратите внимание, во всех направлениях искусства мы приходим к реальности. Художники реалисты, фотографы ломографы. Я даже за одним столом сидел с популярным среди современной богемы скульптором, который «ваяет» фаллосы, женские груди и фекалии. Очень, знаете ли, популярная вещь. Его испражнения (не в буквальном смысле, а скульптура) ушли с недавнего благотворительного аукциона за сумму с 7 нолями.



Дождь усиливается. Определенно он меня вдохновляет! Перефразируя Шопенгауэра, я бы сказал так: «Моя философия не принесла мне друзей, она оградила меня от врагов». Сложно общаться с людьми, когда на каждого у тебя накоплено полсотни страниц обид. Невозможно подпускать новых людей близко, когда ты знаешь – ты просто заведешь новый том, новое личное дело на этого человека. На этом всё и закончится.



Вы знаете автора большинства судеб этого мира? Абсолютного количества писателей, политиков, художников – известных и публичных личностей и просто неизвестных людей, гниющих в клетках съемных комнат? Да вы, наверное, уже догадались. Это опять Одиночество! Всё что делают люди – делают для того, чтобы его добиться или, наоборот, избежать. Кто-то умирает в офисах, занимаясь бессмысленной банковской бюрократией, чтобы получить финансовую независимость от окружающих, а кто-то лезет с мегафоном на постамент импровизированного митинга, чтобы забыть, что дома его никто не ждет. Одиночество словно магнит - имеет свой «плюс» и «минус». Вы либо бежите от него, либо о нём мечтаете – третьего не дано.



Когда Марианна уходила, собрав две маленькие сумочки – всё что сумела нажить со мной за тринадцать лет, она орала мне в лицо: «Ты хоть понимаешь, что, если бы не эти записи, девяносто девять из ста обид ты не помнил бы и недели?». Я понимал, но молчал. Я понимал также и то, что если не запишу все её слова – острые, колкие и обидные, то не вспомню об этом разговоре спустя, скажем, двадцать или тридцать лет. Мысль нематериальна, но требует материализации – в деле, в камне или на бумаге, лик девушки, нарисованный на песке сохранится дольше, чем в нашей переменчивой памяти, склонной ежесекундно совершенствовать воспоминания – сглаживать углы, забывать недостатки, смягчать слова.
 «Помнишь ли ты, что-нибудь хорошее? Записываешь ли ты добрые дела?» - рыдала Марианна, пролистнув найденную записную «рабочую» книжку в ящике моего письменного стола.

Зло – это единственное, что мы делаем искренне. Зло во благо? Феерическая чушь! Серого цвета не существует – это лишь черная краска, разбавленная белой, или наоборот. В любом случае, это либо черный цвет, либо белый. Либо зло, либо добро. Пока за добрыми делами скрываются наши истинные мотивы, зло чисто перед окружающими. Неразумного младенца с детства обучают важнейшему навыку – не говорить то, что он думает, напускать маскировку дымом добродетели на свои поступки, надевать улыбающуюся маску. И только ярость разгоняет фальшивый образ. В моих записях настоящая жизнь. Я веду своего рода фотоохоту, улавливая всплески Вас настоящих, и предаю образы, поступки и слова вечно помнящему, не горящему носителю – рукописям.

Тогда в ярости я схватил Марианну за волосы, швырнул на диван и со всей, что было силы, хлестнул ладонью по щеке. Я бил её по голове, плечам, рукам, которыми она закрывала лицо, пока она не прекратила визжать. Жена не показывала глаз, она надрывно всхлипывала, боясь убрать руки. Голые части тела, выглядывающие из-под помятого сарафана, собранного на талии, от моих шлепков налились красным. Мои ладони горели, словно я без перчаток собирал крапиву. Эту боль я готов был перенести ради неё. Не бить же человека, которого безумно любишь, кулаками! В тот день в своей ярости я был искренен перед ней.

Я достал первую попавшуюся книгу, сшитую из моих рукописей и начал ей читать. Это был замечательный, насыщенный событиями, 1979 год. Настолько богатый на переживания, что насобирал шесть сотен листов. Она была единственная, кому я открыл реальный мир человеческих отношений. Шесть часов я читал весь негатив, который происходит вокруг день ото дня. Все это время она продолжала плакать, но уже не от боли или страха, а от осознания того зла, который я зачитывал ей. Не удивительно, ведь пока её память стирала всё плохое, заполняя пустоты крохами лживой добродетели, строчками позитивных новостей, вытянутыми щипцами из меня слов любви и комплиментами борщу, который она не умела никогда готовить, я подобно геологу по крупицам тщательно собирал мои экземпляры – мир, сотканный из настоящего.

В тот день она произнесла лишь: «Зачем это всё тебе?», а я ответил чужими словами: «Если бы каждому из нас воочию показать те ужасные страдания и муки, которым во всякое время подвержена вся наша жизнь, то нас объял бы трепет, и если провести самого закоренелого оптимиста по больницам, лазаретам и камерам хирургических истязаний, по тюрьмам, застенкам, логовищам невольников, через поля битвы и места казни; если открыть перед ним все тёмные обители нищеты, в которых она прячется от взоров холодного любопытства, то, в конце концов, и он, наверное, понял бы, что это за «лучший из возможных миров»… meilleur des mondes possibles… Артур Шопенгауэр».

Гений Шопенгауэра открыл совершенно иной мир для меня. Германия была слишком мала, чтобы быть его родиной. А эта Вселенная – слишком мала, чтобы мыслить её рамками. Дождь за окном стал поистине тропическим. Одиночество, Дождь и Шопенгауэр. Я собрал за свою жизнь достаточно материала, чтобы закончить свою книгу. Самую честную, самую откровенную и настоящую. Сколько их там – пятьдесят или шестьдесят томов? Чистейших эмоций, настоящих поступков и действительно объективных портретов. Его величество автор судеб и шедевров может быть мною доволен. Я оказался хорошим исполнителем.

Очередной том рукописи был завершен. Пришло время размять кости. После работы я встаю чертовски долго. Бывает по часу. Как-то меня спросили – страдаю ли я от одиночества? – Страшно страдаю – расхохотался я – от работы с бумагами у меня затекают суставы и развился страшный артрит. Я размял шею, плечи, медленно отодвинулся на кресле от письменного стола и только затем тихонечко выпрямился. Законченный том рукописей лежал на столе, сейчас он пополнит ряды аналогичных книг моей библиотеки. Подумать только – тем, что стоят на самом верху, уже шестьдесят лет!

Я подкатил стремянку, взял рукописи, поднялся всего на две ступеньки, чтобы надежно поставить работу на полку.

Я оказался сильнее даже дубовых досок своего шкафа. Я смог написать всё это, а он не смог выдержать. Как только я поставил книгу, что-то внизу еле слышно хрустнуло, а вся гора рукописей обвалилась на меня с высоты четырехметрового потолка.

Дождь не стихал. Прошла ночь. Я лежал и не мог сделать ничего. Ни пошевелиться, ни позвать на помощь. Тело было парализовано ударом свалившейся груды моих бумаг. Я не мог даже повернуть голову. Я смотрел в окно, заливаемое струями воды, на медленно восходящее солнце, в четверти метра от меня лежал томик Шопенгауэра, раскрывшийся на абзаце, завершающем очередную главу: «Когда люди вступают в тесное общение между собой, то их поведение напоминает дикобразов, пытающихся согреться в холодную зимнюю ночь. Им холодно, они прижимаются друг к другу, но чем сильнее они это делают, тем больнее они колют друг друга своими длинными иглами. Вынужденные из-за боли уколов разойтись, они вновь сближаются из-за холода, и так — все ночи напролет».

Господь отвел мне много времени на осознание этих строк. Сколько раз предстоит прочитать мне эти строки в ожидании смерти? Дождь и Шопенгауэр… Всё, что у меня было… Всё, что мне осталось…



http://www.hip-hop.ru/forum/trete-pervenstvo-prozy-pyatyi-tur-polufinal-raboty-356509/ - а тут меня пока сливают :)) можете почитать работы других участников


@темы: креатив

10:57 

Обзор первоапрельского юмора PrimMarketing.ru

Святой Ахуил.
 И так... 1 апреля позади. А ведь это был ни много ни мало, а день праздничного контента!


О чем мы писали в этот день?

-
Игорь Манн выпускает новую книгу о бюджете. На этот раз продолжение его самой дорогой деловой книги "Без Бюджета" будет носить имя "Ес! Бюджет" и стоить не более 100 рублей.  (По правде говоря, это баян годичной давности, но тем ни менее новость была воспринята "на ура";)

- Федеральная налоговая служба предложила узаконить откаты. Данное новшество поможет привлеч дополнительные средства в бюджет и облегчит налогооблагаемую базу предприятий

- В скором времени, на полках наших магазинов появится новый продукт - Молоко "Пи". Это вызванно тем, что Вимм Биль Данн зарегистрировал товарный знак "3,2%" и теперь конкуренты начинают производить продукт с долей жирности "3,14%"

- А Вы знаете кто приедет во Владивосток развивать маркетинг мест? Сам Филипп Котлер! (Смеетесь? А между тем, люди начали записываться на семинары. Спасибо MCG36, эта новость от них). 

- А это уже не утка. Агентство интернет-рекламы "Точно!" подготовило нам обзор того, что ищут приморские пользователи Яндекса. Это интересно!

- Вы уже переживаете, что Владивосток к Саммиту останется без наружки? Как бы ни так! Вот оно - изобретение, способное спасти мир... наружной рекламы. Устройство, отворачивающее щиты от гостевого маршрута, а поверх можно нанести вид чистого и зеленого города. Одни плюсы!

И, конечно же, наш супер хит. Интервью с учредителем нового агентства, занимающегося инновационной indoor-рекламой - размещением рекламы в био-туалетах города - WC-vertising. Вы даже не представляете сколько людей в это поверили!!!


@темы: primmarketing, креатив, о работе, приколы

11:49 

Бежать! Бежать! Бежать!

Святой Ахуил.
Скажите мне, куда уходит время...
В бессмысленные списки галочек задач?
Несусь как-будто жалит жопу стремя,
Как-будто за спиной кричит апач.

Как-будто я умру, остановившись.
Как-будто убежит весь кислород.
Как-будто часов стрелки, слипшись,
С минутной скоростью помчатся в хоровод.

Как-будто за движением планеты
Рискую, отдышавшись, не успеть.
Как-будто наступление конца света
Я бездарно сумею проглядеть.

И только ты... мой друг - еженедельник...
В субботу... от работы сможешь удержать...
Что б крикнуть вдруг... ОХ, СУКА! ПОНЕДЕЛЬНИК!
БЕЖАТЬ! БЕЖАТЬ! БЕЖАТЬ! БЕЖАТЬ! БЕЖАТЬ! БЕЖАТЬ!

(с)


@темы: креатив

07:09 

Любителям поэзии :))

Святой Ахуил.
У нас на стоянке работает таджик Максим. Хороший парень, искренний. Пишет постоянно стихи своей русской возлюбленной. Периодически показывает их мне и просит исправить ошибки, подсказать неточности в рифме.

Этот стих, я уговорил его скинуть мне по СМС. И дело не в том, чтобы поржать над неграмотностью и кривостью рифмы. Наоборот - сколько слов вы знаете по таджикски? сможете написать на таджикском стих? То-то же.
Просто эти стихи с этими неточностями, передающими акцент - великолепны!


"Смс я тебе не пищу
И ночами к тебе уже не спищу.
Я тебя необмануль
Проста лбюбовь к тебе уснуль.
Нету у меня никого повер.
И нежди точами закрой дверь.
Малышка скажи мне нука.
Почему любовь такая сука.
Всё это так сложна.
Жить стобой невозможна. 
Незнаю как мне дальше жыть.
Тебя любыть или забыт.
Сольнишка стоит над головой.
Малышка это жищнь не для нас стобой.
Просты меня и отпусты.
Ведь у нас стобой небыло любвы.
Любовь твоя черный магия.
Вот такая от тебя маленькая история".


Граматика и стилистика автора сохранены!


@темы: приколы, креатив

Memorias de los rafinados

главная